The L Word

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The L Word » ✗ истории » Error 404: Page not found???


Error 404: Page not found???

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Ирен Фолл, Савазаки Рен
Время и место действия: конец июня - начало июля 2016 года. ЛА, частный реабилитационный центр. Далее - куда выведет следующая ссылка
Краткое описание: Нет ничего сложного в том, чтобы перевернуть страницу книги жизни и перейти на следующую главу. Ну а уж нажать на кнопочку "далее" на веб-странице еще проще. Но что делать, если эта ссылка ведет в никуда? А последний гвоздь в крышку твоего гроба забивает отправка в психбольницу... ну ладно-ладно, в частный реабилитационный центр? Впрочем, чудеса иногда случаются. И у гроба может быть второе дно, оно же - выход. Да и помощь вдруг придет сама и с той стороны, с которой совершенно не ожидал. Спасибо, тезка!

Отредактировано Sawazaki Ren (2016-11-01 03:55:44)

+1

2

- Блядь, мать твою, открой окно, - сдавленно ругалась Рена, вися "над пропастью во ржи", другими словами - болтаясь на стене в обнимку с водосточной трубой и молясь всем богам, чтобы не еб... не навернуться вниз. По косточкам ее тут собирать не будут. В самом деле, неужели так сложно?
Короткое сообщение Савазаки она отправила минут тому 10 назад и наивно полагала, что этого достаточно для того, чтобы оказаться в нужное время в нужном месте. Хорошо бы еще и окном не ошибиться, потому как ночью все выглядит иначе, чем при свете дня. Четвертая труба от угла, третий этаж. И вроде всё правильно. Совсем неправильным будет только, если ее тут накроют в крайне неудобной позе и отымеют во все места... Все. Начиная с Адама.
Если бы не его помощь, ей никогда не удалось бы Рена отыскать. Если бы не отец Савазаки, ей не пришлось бы виснуть на трубе, показывая чудеса эквилибристики. Случись что, Адам быстро сложит два и два: глупцом Дейсс не был никогда. Ни разу. С самой первой встречи. Рене оставалось тихо молиться еще и за то, чтобы он не обнаружил ее отсутствия до утра. В конце концов, ушла девчонка в свои "одиннадцать". Пока дошла. Пока долезла.
За чьим-то стеклом часы начали отбивать полночь. От неожиданности Рена чуть не упустила трубу, слетев вниз на пару-тройку дюймов, но не скатившись вниз совсем.
- Черт! - прибавив к этому еще пару витиеватых выражений, набрала номер Савазаки, понадеявшись, что у парня хватило ума оставить при себе мобильный. Кое-как прикрутив к себе беспроводную гарнитуру, нажала набор номера по последнему сообщению и... вот оно, счастье. - Хэй! - прозвучало вместо приветствия, и девушка коротко прошипела в трубку. - У тебя минута, Рен. Открой окно, пока я не сорвалась! - Уложив весь свой информативный телефонный разговор в несколько секунд, нажала отбой и устремилась повыше, возвращаясь "на исходную", и смогла наконец ухватиться за подоконник, когда окно ей всё-таки открыли.
Фффух! Не ошиблась! Это радует.
Подтянувшись, перевалилась через подоконник и оказалась в темной комнате. В БЕЛОЙ комнате. Ненавидела такие безликие стены.
- Всё, закрывай, - произнесла шепотом, пытаясь отдышаться. Черт возьми! Она просто средневековый рыцарь из баллад, влезающий в окно к даме своего сердца! "И не смотри на меня так, не привидение". Рена коротко усмехнулась, выравнивая дыхание.
- Крепко же он тебя упрятал. Еле нашла, - Рена коротко улыбнулась, протягивая руку. - Привет, тезка.

Отредактировано Irene Fall (2016-11-05 19:41:25)

+1

3

После теракта в школе минула ни одна неделя. И даже не один месяц. Правда, и ни два, но все же… Тогда, когда все закончилось, его активно укладывали в больницу. Говорили, что нужно подлечить тело. Ага, и дух. Психику то бишь. Рассказывали, как пагубно воздействует подобные ситуации на неокрепшее подростковое сознание. Объясняли, что он должен испытывать тревогу, ужас, депрессию и прочее и прочее. Да что там… Едва ли не убеждали в этом… Ага, щаз! Рен всегда шел по жизни с высоко поднятой головой. Не впадал в депрессию раньше, не собирался впадать в нее и сейчас. Даже не смотря на то, что время, проведенное в изолированном классе, было не самым приятным. Ну ладно-ладно, страшным, жутким, ужасном и вообще. Но парень старался не задумываться. Рычал на психологов, как и тогда, после суда. И рвался из больницы домой. Даже сбегал пару раз. Пока отец, наконец, не понял, что оставить сына дома и пригласить к нему «сиделку» лично для него, отца, будет куда как спокойнее. А Рену нужно было заниматься. И ходить в школу. У него экзамены на носу были. А потом еще одни. А Институт, который он себе выбрал и который даже предварительно одобрил его кандидатуру, требовал высоких выпускных оценок. Так что не мог он позволить себе валяться в кровати, плача о собственной незавидной судьбинушке.
Но, увы. Хоть ему и удалось сдать выпускные на «А», и получить от выбранного института подтверждение в зачисление его в студенты… Ему все еще не было восемнадцати. Отец все еще целиком и полностью распоряжался его жизнью. И очень переживал за его психологическое состояние. А еще очень стремился убрать сына подальше от его бывшего психолога, раз уж не получилось убрать психолога от него. И ведь не парился бы, если бы доктор Кэмпбел не выступал во время теракта в качестве переговорщика. За время прошедшее с суда, Савазаки-старший успел даже успокоиться, когда понял, что ни сын, ни Дин Кэмпбел не ищут встречи друг с другом. А тут… Оставалось только махнуть рукой и просто покориться. Покорно отправиться в частную клинику подлечить психологическое здоровье. И терпеливо сносить потянувшиеся серые и скучные будни.
Ограничив круг, а точнее вообще запретив посещение, Савазаки Катсуро и сам не стремился часто навещать сына. Потому, стоит ли говорить, что Рен несказанно удивился, когда однажды мельком увидел в прилегающем к больнице парке свою тезку? Ту самую, что вела у них лекцию в тот злополучный день. Разумеется, после, когда оба были в больнице, в одном отделении, едва ли не в соседних палатах, они успели, если не подружиться, то стать хорошими приятелями. И даже обменяться телефонами. Но вот увидеть Рену здесь парень совершенно не ожидал. Правда, тогда решил, что она навещает кого-то из подруг или родственников. Пока несколькими днями позже не получил от нее смс с коротким «открой окно, буду через десять минут». Если честно, Рен решил, что тезка просто… ну… шутит. И прибывал в этой святой уверенности ровно до того момента, пока телефон не взорвался настойчивой трелью. Знакомый номер телефона, высветившийся на экране. Фотография со скорченной забавной рожицей все той же знакомой Рены, сделанная в больнице. И не менее знакомый голос, раздавшийся из трубки. Честно говоря, к окну кинулся тут же. Все еще думал, что это юмор у нее, у Рены, такой своеобразный, но окно все же открыл. И едва успел поймать ее за руку и втянуть в комнату. Сказать то, что парень был ошарашен, значит не сказать ничего. Даже глаза на несколько секунд утратили свой азиатский разрез, став вполне себе европейскими.
- Ты… - даже не нашелся сразу, что сказать. И окно закрыть не спешил. Слишком удивлен был. Да и открытое окно вряд ли бы кого-нибудь удивило. Не смотря на имеющиеся в комнате кондиционеры, некоторые пациенты предпочитали прохладный ночной воздух. – Ты… - заметил, что повторяется, и просто открывает и закрывает рот. Но все же отмер, поймав протянутую руку, мягко сжав пальцы и расплываясь в улыбке. – Привет, тезка. – отреагировать на приветствие оказалось гораздо проще. Даже прокомментировать слова об отце оказалось проще. – О да, поверь. У него были на то причины. – ухмыльнулся, отступая вглубь комнаты, чтобы Рена чувствовала себя более свободно. А потом плотину все же прорвало. – Ты что тут делаешь? – выглянув в открытое окно, оценил подвиг, ужаснулся, втянулся в комнату и быстро захлопнул раму. - С ума сошла? Тут же третий этаж! И камеры! Черт, да я же их отключить не смогу. И записи почистить. Меня к компьютерам даже не подпускают. Отец не идиот, в этот раз позаботился… - скривился чуть, ухмыльнувшись, и… продолжил град вопросов. Правда, повторился. – Ты как узнала-то, что я тут? И что тут делаешь? – но все же смог взять себя в руки, прикусить язык, выдохнуть, расплыться в широкой улыбке и задать последний вопрос. – Неужели соскучилась, тезка?

+1

4

- Да я, я,  – довольная произведенным эффектом, улыбнулась Рена. Если она немного и сомневалась в собственной затее, то сомнения ушли при виде парня. Он явно был не просто удивлён, но ошарашен. – Кого еще ты ожидал?
«Не Мать Терезу же, правда? И не Святого Духа». Ни на первую, ни на, тем более, второго Рена не похожа от слова «совсем», однако комплексами по этому поводу как-то не страдала. Достаточно улыбки все-таки оттаявшего тезки.
- Скажи еще, что ты не рад меня видеть, - усмехнулась девчонка, не слишком спеша отвечать на поставленный вопрос. – Учти, если я сейчас вылезу обратно в окно, хрен мы еще встретимся.
И вовсе не потому, что она не спустится. Сумела отыскать вход, он же выход, сумеет и воспользоваться им, никуда не денется. И то ли угроза возымела действие, то ли Рен всё-таки решил закрыть окно, пока их не «накрыл» какой-нибудь случайный охранник на горяченьком… приятно, что просьбу, хоть и с запозданием, всё же выполнили. Вновь обретя уверенность в руках и ногах, где все еще дрожала и звенела от напряжения каждая мышца, Рена привычно отряхнулась, отбрехиваясь и отнекиваясь по поводу опасностей и опасений.
- Шла себе мимо. Никого не трогала. Дай, думаю, загляну, - Рена добродушно фыкрнула. - Я что, по-твоему, совсем сопля зеленая? – манера выражаться хоть и смягчалась немного его присутствием, но… образцом для подражания не блистала. – Перед камерами если и мелькала, то когда гуляла тут неподалеку, - махнула рукой в сторону закрытого окна. - Ни одному умнику не придет в голову ставить камеру так, чтобы она сканировала стену. А у всех остальных так или иначе угол обзора ограничен, - парировала весьма резонным доводом. Нет, вылезая на ночную прогулку, девчонка отлично понимала, что ей просто нельзя попадать в объективы камер, иначе напополам порвут. Все. Адам, между прочим, первый, ибо ее сегодняшнее приключение – не что иное, как проникновение на территорию частной собственности, то есть прямое нарушение условий контракта. Ну и… хер с этим. В первый раз, что ли? Главное, знать, как эти объективы избегать. - Слепые зоны, слышал? – заправски подмигнула, как заговорщик, и внимательнее огляделась по сторонам.
- Ничего так. Уютненько, - ирония, конечно, что же еще? – Но скука смертная, как по мне, - усмехнулась, таки оседлав один из двух стульев в этой комнате. – Ну а… если серьезно, у меня ж связи в полиции, помнишь? – не будем говорить, какие именно. Неважно. – Я бы и через дверь пришла, а не в окно, но предок твой запрет на посещения навесил. Вот и выходит - дело дрянь, - пожала плечами и посмотрела на Рена. – А если дело дрянь, тебе не помешает чуть взбодриться. Что скажешь? – усмехнулась. – Я же вовремя?
И ко времени «после полуночи» ее вопрос никак не относился. Рена говорила по возможности тихо, но не шепотом… все эти «шшшш» и «ссссс» выдавали присутствие куда лучше, чем просто негромкие слова и фразы.
- Просто после больнички упустила тебя немного из виду. А захотела пообщаться – нигде не смогла найти, - Рена уложила подбородок на ладони, одна поверх другой покоящиеся на спинке стула. – Мобильник твой не отвечал, но я же с незнакомых номеров звонила. Их – как понимаю – принципиально не берешь? – чуть приподняла уголки губ намеком на улыбку. – В общем, раз уж я до тебя добралась, то… рассказывай, как ты. Не отвертишься.

Отредактировано Irene Fall (2016-11-12 13:07:08)

+1

5

Да-да-да. Рена была права. Во всем права. И в том, что она не «сопля зеленая», и в угле обзора, и в слепых зонах. Но слишком шокированный ее появлением и потрепанный событиями последних пяти месяцев парень никак не мог успокоиться. Внешне это вряд ли как-то отражалось. Но внутренне его едва ли не трясло. В основном из-за страха за девчонку. Что так самоотверженно и глупо «зашла» его навестить. Потому что… Третий этаж, камеры? отец и… И далее по кругу. Но поймав себя на том, что он начинает откровенно паниковать, Рен стиснул зубы. Зарылся пальцами в волосы, чуть сжав их, и шумно выдохнул, отправляя панику к черту. По крайней мере на ближайшие пару часов.
- Нет, я очень рад тебя видеть. – улыбнулся широко, отвечая лишь на первые слова и оставляя вопросы про камеры в разряде риторических. – Я тут тихо охреневаю в одиночестве. Не представляю, как они реабилитируют такими темпами своих пациентов. Хотя, - усмехнулся, плюхнувшись на кровать после того, как Рена заняла единственный свободный стул. Слава Ками, он буквально пару часов назад успел убрать с него свои шмотки, засунув их в шкаф. Иначе неудобно бы получилось, - может быть особо буйным подобная изоляция и помогает.
На следующие слова девушки Рен лишь дернул плечом. И без его ответа было понятно, что – да. На все вопросы. Да –дело дрянь. Да – ему не мешает взбодриться. Да - она вовремя. Но фиг он бы он признался в этом вслух. Только улыбнулся и невольно подбородок выше вскинул.
- Ты вовремя. – на один из вопросов ответил все же, продолжая скалиться в привычной улыбке. – Иначе меня бы тут похоронили. С надписью на могильном камне – он умер от скуки. – хмыкнув, рукой провел в воздухе, словно оглаживал пальцами эту самую надпись. И глаза закатил, когда Рена упомянула отца. – О да, папочка постарался оградить меня от лишних и нежелательных контактов. Даже ноутбук забрал. И дал указания душегубам не подпускать меня к компьютерам, представляешь?
Вспомнив о гостеприимстве, поднялся на ноги, включив чайник. Что был, пожалуй, единственной роскошью в комнате.
- Могу предложить чай или кофе. Растворимые, правда. Но врачи тут все же заботятся о своих пациентах. – скривился в улыбке, указывая глазами на угол стола, где в небольшой плетеной корзине лежали пакетики с чаем и растворимым кофе. – Хоть за это им спасибо.
Выслушав пожелания девушки, отвернулся от нее, достав две чашки, вскрывая пакетики и дожидаясь, когда вскипит вода, чтобы заварить напитки. Рассказывать было особенно нечего. Как он? Прекрасно. Хреново, если честно, но просто замечательно. Устал немного. Ну или… очень устал. За последний год. Или два? Или только полгода? Полгода – да. Но так, что руки опускались. Батарейки сели. Все. Сломался зайчик. Даже «дюрассел» не помогли. Только вот знать об этом никому не обязательно.
- Извини, не видел звонков. – повернувшись к Рене, улыбнулся ей немного виновато, и тут же поморщился. – Мне мобильный выдают строго по расписанию. Чтобы оградить от пагубного влияния сурового внешнего мира. – явно кого-то процитировал, закатив глаза и усмехнувшись. – Сегодня чудом удалось его стащить. Может кому-то и хорошо без связи с внешним миром, но я от такой изоляции на стенку лезть готов. – сопроводил свои слова легкой улыбкой, чтобы они не выглядели такими уж несчастными, и вздрогнул, когда чайник щелкнул тумблером, вновь отвернувшись, чтобы наполнить чашки. – Но вообще, тут неплохо. Тренажерка, бассейн, массаж, полный релакс. От скуки, конечно, можно сдохнуть, но это, видимо, я слишком капризный. – протянув Рене ее чашку, улыбнулся и плюхнулся обратно на кровать, сжимая ладонями свою. – А ты как? И что это за таинственные связи в полиции, м? – вопросительно брови приподнял, продолжая улыбаться, и поднес чашку к губам.
Настаивать на последнем ответе, в принципе, не собирался. Свои «таинственные связи», помнится, раскрыл практически сразу. И сейчас стало просто интересно, какое отношения ко всем этим силовым структурам имеет Рена. Если, разумеется, она пожелает рассказать. – И эти твои связи тебя не потеряют, а? Время-то уже не детское.
Это ляпнул уже наобум. Ну или наугад. Помнил что-то о возрасте. То ли он сам определил его и запомнил, как единственно верный. То ли Рена упоминала. Но сделал вывод, что сама он в полиции служит вряд ли. Значит – кто-то из родственников. Или друзей. А вот эти запросто могли ее «потерять». Особенно – первые. Особенно, если они похожи на его в последнее время до всего до***вающегося отца.

+1

6

Рена привычно пропускала половину вещей мимо ушей только потому, что они не важны для нее, тем не менее, отмечая детали. Чем больше деталей, тем больше шансов составить «портрет», как вроде бы говорил Адам. Конкретно его портрет претерпевал сейчас в сознании Рены существенные изменения… Однако не о них сейчас речь. А речь – о Савазаки. Которого заточили в четырех стенах и обрубили связи с внешним миром, как в тюрьме. И ладно она, которая была и остается виновной в убийстве, с точки зрения закона. Однако Рен – он вряд ли это заслужил.
- И это его благодарность за то что, мы пережили террористов? – хмыкнула Рена на фразу о ноутбуке и компьютерах. – Твой комп нам тогда жизнь спас. И не только нам, тёзка, но еще хреновой туче твоих одноклассников.
«Хотя были и те, кого не удалось... Ай, хер-то с ними. Думай о живых, а не о мертвых. Мертвым на нас наплевать». Именно так, и не иначе. Так Рена закрывалась от ненужных мыслей сама и готова была научить этому другого. Кстати, в горле действительно взыграла жажда, пока карабкалась сюда, так высоко.
- Поздновато для кофе, - «даже для растворимого», - заключила для себя. - Давай, что ли, чай, - чуть улыбнулась, глядя на «заботу». Хороший все-таки парень, этот Савазаки… и хмыкнула по поводу расписания на мобильном. – Стало быть, раз мне так несказанно повезло, свидания во второй раз не состоится? – Сама не заметила, как стала потихоньку раскачиваться на стуле вперед-назад. – Почисти хорошенько историю сообщений и звонков, - попросила на всякий случай. На какой именно? Еще сама не знала. Но… кое-какая неопределенная идейка уже созрела в ее голове.
Отчасти Рен напоминал ее саму – такую же «гордо-независимую» и несказанно взрослую для всего этого гребанного мира. И точно так же вряд ли мог обмануть её прямой спиной и предложением чая. Она действительно пришла вовремя… Должен же кто-то приходить вовремя, когда того требуют обстоятельства, в конце концов.
-На себя посмотри, - усмехнулась негромко. – Младше меня, а туда же, - раз уж они заговорили о возрасте и о времени –  «детском» и не совсем. Остановила стул, стукнув ножками об пол и приняла в руки чашку. – Спасибо.
Самое время пить чай, даже если он пустой. Да жрать особенно и не хотелось.
- К завтраку вернусь – не потеряют, - хмыкнула ответом на беспокойство и отпила, ощущая, как внутри разливается спасительное тепло. Это классно. И она искренне надеялась, что предложение, с каким пришла, Рен воспримет как такое же классное. – Тебя послушать, так тебе прямо нравится твоя тюрьма. – И нет, разумеется, сейчас она говорила не всерьез, что легко опознать по иронии и интонации голоса. – Что я хочу сказать, так то, что мир, конечно, пагубен, но я пришла не только за приветом. Как ты насчет того, чтобы немного прогуляться? – повернула голову к нему, поблескивая искрами веселья. «Ну, или много, как пойдет».Представляешь себе лица эскулапов поутру, когда тебя тут не найдут, обыщутся? В принципе, можно хоть вообще не возвращаться. Тебе же 18 есть, или… уже скоро?
Рена не знала, когда у парня день рождения, но одно знала и ощущала точно: всего пара дней в таких стенах – и они свели бы ее с ума.

Отредактировано Irene Fall (2016-12-02 13:30:21)

0


Вы здесь » The L Word » ✗ истории » Error 404: Page not found???


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC